Прошу суд прекратить административное дело в отношении Фонда

Прошу суд прекратить административное дело в отношении Фонда

Выступление директора «Общественного вердикта» Натальи Таубиной в Тверском суде Москвы. По сути это ответ на обвинения в нарушении закона «Об иностранных агентах». 10 октября 2019 года «Общественный вердикт» и Наталья Таубина были оштрафованы на 650 000 рублей. Мы расцениваем это, как пример давления на российские НКО. Фонд продолжит оспаривать в суде как это решение, так и добиваться отмены закона «Об иностранных агентах».

ПИСЬМЕННЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ

 

С возбуждением административного дела в отношении Фонда нельзя согласиться и дело должно быть прекращено. В связи с этим считаю необходимым и важным отметить и обратить внимание суда три момента:

 

Фонд «Общественный вердикт» своё отношение к закону об иностранных агентах высказал ещё 7 лет назад — мы считаем закон противоречащим Конституции, противоречащим международным стандартам в области свободы ассоциаций, которые Россия добровольно взяла обязательства выполнять. В частности, этот закон: необоснованно и чрезмерно вмешивается в деятельность НКО и тем самым нарушает басовый принцип международного стандарта в области свободы ассоциации, закон и его правоприменение дискриминационен, его правоприменение носит произвольный характер и в первую очередь затрагивает те организации, которые работают по наиболее сложным и критическим проблемам нашей страны — борьба с пытками, реализация права на свободу собраний, мониторинг выборного процесса, экологические проблемы и т.д.

В июле 2014 года решением Министерства юстиции РФ (далее – Минюст РФ) Фонд принудительно внесли в реестр «иностранных агентов». Мы это решение оспорили и продолжаем оспаривать. Наша жалоба уже коммуницирована Европейским судом по правам человека (далее – ЕСПЧ), скоро будет постановление, и у меня практически нет никаких сомнений, что Суд подтвердит нарушение Россией норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это очевидно всем, кто хоть сколько-нибудь знаком международными стандартами в области свободы ассоциаций, являющимися частью нашей правовой рамки. И согласно процедуре ЕСПЧ мы регулярно информируем суд о значимых изменениях по нашей жалобе. Информация по результатам рассмотрения этого дела также будет доведена до сведения Европейского Суда. Тем не менее, будучи не согласны с принудительным включением нас в реестр «иностранных агентов», мы выполняем все требования закона, которые накладываются на НКО, включённые в этот реестр. Мы проходим обязательный аудит, мы сдаём всю необходимую отчетность, мы не только не скрываем наш статус, но и активно информируем об этом общество.

Теперь о самой норме закона, предметом которой стало возбужденное в отношении Фонда административное производство. Норма сформулирована крайне обще и как результат обросла уже множеством трактований. Я вижу два возможных трактования этой нормы.

Первое — обеспечить информирование общества о том, что организация включена в реестр «иностранных агентов». И именно об этом, когда принимался закон говорил президент Путин, именно об этом ему вторили другие чиновники. Второе — навесить ярлык. Если исходить из первого трактования, то мы в полной мере информируем общество о том, что нас включили в этот реестр. На сайтах у нас этому посвящены целые разделы и десятки публикаций. Все наши страницы в социальных сетях начинаются с сообщений о том, что мы в реестре и как мы к этому относимся. Я убеждена, что гражданка Гонжарова И.В именно из наших информационных ресурсов узнала о нашем статусе. То есть задача информирования нами была выполнена. Но гражданке Гонжаровой этого оказалось недостаточно, она захотела ярлыка. А вот навешивание ярлыков через норму закона — это уже необоснованное вмешательство в защищённую международным правом и российской Конституцией свободу деятельности нашей организации. Кроме того, я считаю, что гражданка Гонжарова ещё и злоупотребила правом. К сожалению, прокуратура встала на ее сторону и, несмотря на наши пояснения и демонстрацию многих публикаций на сайте и в социальных сетях, говорящие о том, что мы в реестре, возбудила административное производство. Тем самым, по сути, тоже нарушила принцип обоснованного вмешательства в нашу деятельность.

И последние, самое занимательное. Когда я и защитник Фонда были в прокуратуре для дачи показаний, мы спросили представителя прокуратуры, вызвавшего нас для дачи объяснений, —  как он видит выполнение данной нормы закона. Поскольку же ведь очевидно, глядя на десятки решений, что сами НКО норму трактуют как необходимость информировать общество, и я собственно не знаю ни одной организации, которая бы скрывала статус, напротив они в силу своих возможностей информируют общество и о включении, и о несогласии с этим включением, и о действиях по оспариванию этого включения. Более того, в последние годы этот статус уже воспринимается как знак качества. Абы кого Минюст РФ в реестр не запишет. Но чиновники и вот такие озабоченные граждане как Гонжарова считают, что должен быть ярлык.  Представитель прокуратуры нам ответил следующее: вот вы, например, заходите на какой-то объект и видите табличку, что территория этого объекта охраняется охранной компанией такой-то, вот так и у вас должно быть. Ну то есть опять ярлык. Но прокуратура путает две очень важные вещи. Охранная компания такая-то — это тип деятельности. А вот «иностранный агент» — это характеристика организации, причём держа в голове наше прошлое, имеющая негативный окрас, что неоднократно было подтверждено социологическими опросами и заключениями экспертов. Я не видела ни одной таблички с охранной компанией, на которой бы было также написано, например, «грубят посетителям» или «применяют силу». А даже не видела табличек с указанием на то, что «очень корректны с посетителями» или «победители соревнований таких-то». Потому что это добровольное решение каждой организации, характеризовать себя публично или нет. Тип деятельности да, тут абсолютно согласна с представителем прокуратуры, он должен быть как табличка на видном месте. Мы вот правозащитная организация и об этом есть везде информация и в виде табличек, и в виде описания.

И ещё одна аналогия. Для того чтобы понять и знать, что мой папа наполовину еврей и во мне течёт еврейская кровь не надо заставлять нас носить желтую звезду. Это понятно по фамилии, по отчеству деда, да и мы гордимся этой кровью и не скрываем ее. Желтая звезда — это ярлык, разжигающий ненависть и делающий из людей мишени. Требование навесить ярлык «иностранный агент» — та же история.

Ваша честь, сегодня собственно Вы не вопрос назначать или нет штраф решаете. Вам надо решить, поддерживаете ли Вы политику навешивания ярлыков, неминуемо ведущую к ненависти и репрессиям, как мы знаем из ещё совсем близкой к нам истории. Или же вы на стороне международного права и стандартов, которые, к слову, как раз были выработаны для защиты и не повторения ужасов Второй Мировой войны, в том числе для защиты от последствий навешивания ярлыков.

Соответственно, прошу суд прекратить административное дело в отношении Фонда, также прошу данные письменные объяснения приобщить к материалам дела, руководствуясь ст. 24.4, 25.1 КоАП РФ, а в случае решения об отказе в приобщении данного документа в соответствии с частью 2 статьи 24.4 КоАП РФ прошу суд вынести определение.

 

10 октября 2019 года

 

_________________________________
Таубина Н.Е., директор Фонда содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт»