Протез, стекло и ДПС. Дело Кирилла Максименко

19 января 2017 года, Великий Новгород, центр города. Кирилл Максименко вместе со своей подругой Юлией ехали на машине из автосервиса домой, когда их остановили сотрудники ДПС. Дальнейшие события напоминают дурной сон.

Сотрудники дорожно-патрульной службы попросили молодого человека предъявить права, объяснив, что тонировка его лобового стекла превышает норму допустимую законом. Кирилл отдал инспектору свои права и сказал, что готов оплатить штраф. Он не спорил, не пререкался, был вежлив. В неожиданно грубой форме ему предложили выйти из машины и пройти в служебный автомобиль, при этом сотрудники ДПС предположили, что его водительские права подделка и сказали, что сейчас они это выяснят.

 

«Так и сказали мне — ты где вообще их купил, что это за категория такая B-1? Я говорю, означает, что я инвалид и могу ездить только с автоматической коробкой передач. Как они вообще могут такого не знать?»

(из интервью с Кириллом М.).

 

В машине ДПС не оказалось прибора для замера светопропускаемости стекол, поэтому на подмогу был вызван второй патруль. Вторая машина подъехала практически сразу.

В 15 лет Кирилл сломал руку. После рентгена был поставлен диагноз — саркома кости. 2 года жизни были отданы на схватку со смертью: химиотерапия, попытки спасти руку, и окончательное решение врачей — полная ампутация, включая плечо и ключицу. После курса реабилитации семья добилась квоты на получение сложнейшего индивидуального протеза, стоимостью более полумиллиона рублей. Первое, что он сделал, когда научился пользоваться своей новой рукой — пошел в автошколу и с первого раза сдал на права.

Сотрудники дорожно-патрульной службы потребовали, чтобы Кирилл вышел из машины и стали угрожать тем, что отнимут права, а один из них, нарушив все законы, сел на заднее сиденье его автомобиля.

«Один из сотрудников сел на заднее сиденье моей машины, стал пугать, что меня будут травить газом, что меня надо в обезьянник посадить. Я не мог поверить, что все это вообще со мной происходит».

 

После этого Кирилл позвонил отцу и объяснил ему ситуацию. Отец Кирилла сказал, что немедленно приедет на место происшествия, привезет документы о прохождении сыном автошколы и документы, доказывающие подлинность его водительского удостоверения, а также посоветовал запросить сертификат на аппарат-замеритель тонировки стекла.

Защитник Дмитрий Егошин

Поддержать работу защитника

Мы добиваемся:

  • Объективного и всестороннего расследования уголовного дела
  • Вынесения справедливого приговора в отношении подсудимых.

Вероятно, именно вопрос Кирилла о сертификате светозамерителя и вызвало крайнее раздражение сотрудников ДПС. Кирилла не просили выйти из машины и не предупреждали о применении физической силы**. Его просто сразу стали вытаскивать из машины. При этом не заметить отсутствие руки у Кирилла было невозможно. Кирилл пытался объяснить, что он инвалид, называл место, где обучался вождению и говорил, что отец привезет все документы. Но сотрудники ДПС никак не реагировали на объяснения Кирилла.

Молодой человек изначально готов был оплатить штраф, не оспаривал факт нарушения с его стороны, а подлинность его прав можно было проверить по рации, либо дождаться отца со всеми документами. Но сотрудники ДПС действовали решительно и жестко.

Кирилл говорил, что у него установлен протез, просил не применять к нему силу. Молодому человеку надели на одну руку наручники и стали тащить за второе кольцо. Протез вывалился, это видели все, кто был свидетелем инцидента, в том числе водители, проезжающее мимо. В тот день на веб-портале «ЧП Великий Новгород» появились сообщения о том, что на проезжей части «кого-то таскают, то ли с протезом, то ли с пакетом».

Когда подъехал отец Кирилла, молодой человек валялся в снегу, ему не давали встать. Девушка Кирилла — Юлия, пыталась остановить ДПС-ников, она повторяла снова и снова: «Вы что не видите, он же инвалид, что вы делаете, у него же руки нет».

Сергей Владимирович, отец потерпевшего, возмущенный и шокированный происходящим, несколько раз прокричал сотрудникам ДПС: «Вы что не видите — у него протез вместо руки». Только после его вмешательства Кирилла отпустили и перестали применять к нему физическую силу. Протез был сломан. На голове, лице и теле Кирилла были ушибы, синяки и ссадины.

Никакой логики в действиях сотрудников ГИБДД не было. Они не представились, замер тонировки — по закону, не обязывает водителя выходить из автомобиля.** Постановление не было зачитано, протокол не был составлен должным образом. Кирилл был согласен с нарушением, он не спорил, он сразу сказал, что оплатит штраф по тонировке. Сотрудник ДПС не имел права находиться в автомобиле Кирилла. Помимо прочего, в попытке скрыть инцидент и оправдать виновных, в рапорте полиции по применению силы, представленном на суде, указано, что Кирилл, сопротивляясь, цеплялся одновременно за обшивку потолка и руль. Но это нелепое утверждение, учитывая его физическое состояние.

Несмотря на то, что все происходящее было снято Юлией на мобильный телефон, от начала и до конца, а проезжающие мимо водители зафиксировали происшествие на видео-регистраторы, уголовное дело по ст. 286 п.3. (нарушение должностных полномочий, применение насилия) в отношении сотрудников ДПС было прекращено через 8 месяцев после возбуждения без особых для них последствий. Постановление о прекращении уголовного дела было обжаловано. Постановление о прекращении уголовного дела было отменено, а производство по делу возобновлено. Однако в марте 2018 года вновь было вынесено постановление о прекращении уголовного дела.

На данный момент сотрудники дорожно-патрульной службы утверждают, что не были проинформированы должным образом об инвалидности Кирилла. При том, что об этом говорила категория его прав и многочисленные заявления пострадавшего. Кирилл не был обязан покидать автомобиль, а закон запрещает применение силы к инвалидам. Как минимум, по этому пункту виновные должны быть наказаны, хотя применение силы в отношении человека в подобной ситуации недопустимо ни в каком случае.

Неизвестно, какой вред был бы нанесен здоровью Кирилла, если бы на место событий не приехал его отец. У Кирилла, его семьи и друзей принципиальная позиция — доказать вину сотрудников, нарушивших свои полномочия, применявших силу там, где этого не требовалось.

Общественный Вердикт занимается этим делом с 27 июня 2018 года, действует в интересах Максименко Кирилла, оказывая содействие в защите и восстановлении прав и законных интересов, нарушенных сотрудниками правоохранительных органов.

Только благодаря обвинительным приговорам по подобным делам, можно изменить систему, которая не защищает граждан, а калечит их, прикрываясь законом. 

Поддержите работу Фонда «Общественный вердикт» и станьте соучастником важных изменений в нашем обществе.

Текст: Рита Вестфалл

Фото: из семейного альбома Максименко