«Они пытались нас разорвать». Дело Максима Гришенкова

Во время стихийной протестной акции 3 августа полиция задержала 1001 человека. Кадры избиения Максима Гришенкова и Георгия Оганезова, опубликованные в соцсетях, стали одними из самых шокирующих в тот день своей неожиданной жестокостью.

Максим Гришенков – тот самый человек, закрывший собой Георгия Оганезова, которого избивали полицейские 2-го оперативного полка дубинами по коленям 3 августа на Чистопрудном бульваре в Москве. Увидев, как силовики бьют лежащего на земле человека, Максим решил лечь на него, надеясь, что удары дубинок придутся по его рюкзаку.

 

«Когда уже подходил к метро «Чистые пруды», там ОМОН перегородил выходы к метро за памятником Грибоедова, и я тогда увидел толпу, – рассказал потом в интервью Гришенков журналистам, – Решил посмотреть, что там, и увидел, как полицейские бесчинствуют…

Часто такие видео видел в интернете и все время думал: почему никто не вмешивается, почему все просто стоят и смотрят? Ну и решил…

Не знаю, что на меня накатило, просто решил хоть что-то сделать, потому что ничего не делать и пройти мимо я не мог. У меня был на спине портфель, я подумал, что если будут бить, то у меня портфель, и по спине ему не прилетит. Наверное, пытался закрыть. К тому же я большой». 

 

Самого Гришенкова тоже били по ногам и рукам, что зафиксировано на
видео. Уже позже, в автозаке, у него отнялась левая нога. Когда
доставили в ОВД Таганский, к нему специально с четвертого этажа
спускался следователь, так как самостоятельно Максим не мог подняться
из-за травм и онемения.

 

«Я говорил им: подождите, подождите, мы тут ничего не делали, не орали. И пытался Георгия поднять и потихонечку с ним уйти. Милиционеры вообще ничего не говорили, они пытались нас разорвать и унести. От них мы вообще ничего не слышали, кроме как: отпусти его, отпусти!

Меня били, по голове пытались, но я рукой закрывался, поэтому у меня были ссадины только на ногах и на руке. Ну, не повезло в этот день именно мне и еще троим, которых сильно-сильно избили». 

О фонде

Защитник Эрнест Мезак

Поддержать работу защитника

Мы добиваемся:

  • Возбуждение уголовного дела и установления виновных в преступлении
  • Вынесения обвинения в отношении преступников
  •  Отмены административного наказания

Тем не менее и на Гришенкова, и на Оганезова составили протоколы за административное правонарушение по части 5 статьи 20.2 КОАП РФ (нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Влечет наложение штрафа в размере от десяти до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до сорока часов).

Интересно, что протокол об административном правонарушении Максим Гришенков не подписал, вернее, тогда в Таганском ОВД никто из полицейских не предложил ему этого сделать, хотя и продержали его в ОВД до полуночи, не соглашаясь по началу даже вызвать скорую. В суде же оказалось, что Максим якобы отказался поставить свою подпись под протоколом, что было указано и заверено подписью сотрудника полиции и подписями понятых.

В материалах дела, отправленных в суд, было много нарушений. Главное из них – Максим Гришенков фактически не участвовал в составлении протокола, что противоречит статье 28.2 КОАП РФ (физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении. Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу).

Несмотря на это, судья Таганского районного суда Юлия Смолина назначила Максиму Гришенкову наказание в виде 30 часов обязательных работ. Обычно по аналогичным делам участники митингов получали штрафы в размере 10 или 20 тысяч рублей. Решение еще не вступило в силу и будет обжаловано юристом «Общественного вердикта» Эрнестом Мезаком.

Максим Гришенков – москвич, плотник по профессии, женат, ему 34 года. Он готов добиваться восстановления своих прав в суде. Юристы «Общественного вердикта» подали сообщение о преступлении в Следственный комитет РФ с требованием расследовать избиение Максима сотрудниками полиции на акции 3 августа. Пока никакого решения не принято.

"Они пытались нас разорвать". Дело Максима Гришенкова

«Я догадывался, что происходит – ну, я же тоже смотрю интернет, телевизор. Пытался как бы остановить полицейских. Надеялся, что, может быть, от человека со стороны остановятся и попытаются разобраться. Но если бы была такая ситуация еще раз, я бы в нее ввязался, без раздумий.

Когда это все происходит, не задумываешься о последствиях, хотя, наверное, и стоило бы.

Я не оппозиционер. Может, это плохо. Но у меня тоже есть дети и жена, и братья, и сестры, и всем надо помогать.

Да, я считаю, что в нашей стране все плохо, все несправедливо и все коррупционеры. Но я стараюсь детей воспитать честными людьми. У которых есть чувство совести и принципы, которые они не должны переходить. И когда я вижу, что происходит что-то на улицах, тоже не молчу.

В нашей стране всегда страшно, поэтому уже страх притупляется». 

Чтобы помочь следственным органам привлечь избивавших Максима сотрудников полиции и Росгвардии к ответственности, мы публикуем стопкадры видео, опубликованного в интернете. Возможно, таким образом следственные органы смогут быстрее проверить законность действий участвовавших в избиении сотрудников.

Текст: Ксения Гагай

Использованы материалы https://www.currenttime.tv