Последняя «скорая помощь» в жизни Кирилла Щиборща

Я обращаюсь к вам, Дмитрий Анатольевич, с последней надеждой о восстановлении справедливости.

Право на жизнь — это высшее право, которое было отнято у моего сына.

Спецназ вместо «скорой»

В один из июльских дней 2006 года 37-летнему московскому ученому-экономисту, страдавшему психическим расстройством, Кириллу Щиборщу стало плохо. Его родители вызвал «скорую» для госпитализации. Медики задерживались, и это сыграло в судьбе Кирилла роковую роль.

Приехавший наряд, который должен был помочь врачам, только напугал больного человека. Он стал звонить в милицию и уверял, что в квартиру к нему ломятся бандиты.

Неадекватно воспринимая происходящее, Кирилл открыл дверь квартиры, держа в руке кухонный нож. Один из милиционеров предпринял неудачную попытку выхватить нож, но не сумел, порезав палец. Щиборщу удалось скрыться на кухне, а дверь на кухню запереть. Тогда милиционеры вызвали спецназ.

Приехавшая группа отряда милиции специального назначения (ОМСН), не дожидаясь медиков, устроила настоящий штурм квартиры и взломала входную дверь, не имея на то судебного решения, а, следовательно, и никакого права.

Кирилл, спасаясь от вломившихся людей в масках, выскочил на балкон, стал звать на помощь. В результате спецназовцы нанесли ему несколько тяжелых черепно-мозговых травм, в том числе и открытую, попросту говоря, проломив голову. На теле ученого были обнаружены и другие повреждения, в том числе колото-резаное ранение шеи и многочисленные переломы ребер.

Результаты исследований места преступления и тела погибшего с большой долей вероятности свидетельствуют о том, что мужчину забили до смерти в тот момент, когда он уже лежал на полу и находился в беспомощном состоянии.

В состоянии комы Кирилла госпитализировали в ГКБ № 7 города Москвы, где несчастный и скончался.

Защитник Дмитрий Егошин

Поддержать работу защиты

Мы добиваемся

  • проведения полного и всестороннего расследования уголовного дела на национальном уровне по делу погибшего от рук представителей правоохранительных органов.
  • вынесения объективного и справедливого приговора по уголовному делу.
  • выплаты справедливой компенсации родственникам Кирилла Шиборща.

В поисках преступников

В начале августа 2006 года прокуратура возбудила по этому факту уголовное дело «в отношении неустановленных лиц» по статье 108 УК РФ (убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица) и по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия, оружия и спецсредств и причинением тяжких последствий).

В течение следующих нескольких лет следственные органы тщетно пытались отыскать этих «неустановленных лиц». Но ни один из 20 следователей так и не смог обнаружить загадочных убийц. Видимо, на этом же основании 26 раз выносились решения о приостановлении предварительного следствия и 12 раз — о полном прекращении уголовного дела «за отсутствием состава преступления».

Битва экспертиз

27 мая 2010 года инициированная «Общественным вердиктом» экспертиза еще раз подтвердила, что ученый Кирилл Щиборщ скончался от тяжелых черепно-мозговых травм, нанесенных тупым предметом. Несмотря на это, 17 апреля 2010 года следственный отдел в очередной раз прекратил уголовное дело. А осенью того же года приобщил к материалам дела заключение собственной судебно-медицинской экспертизы, в котором причиной смерти Щиборща была названа кровопотеря. Подписали этот сомнительный документ завотделением сложных экспертиз РЦСМЭ, ныне отбывающий наказание по статье получение взятки, и завотделением криминалистики, который до сих пор проводит экспертизы.

Первый обвиняемый

В ноябре 2010 года, после смены руководства в Следственном управлении Москвы, уголовное дело по факту гибели Кирилла Щиборща было поручено следователю по особо важным делам ГСУ по г. Москве Д. Константинову. Он собрал исчерпывающие доказательства вины капитана Даньшина в нанесении тяжких черепно-мозговых травм Щиборщу, подкрепленные выводами еще одной судебно-медицинской экспертизы, а также показаниями свидетелей.

Таким образом, лишь через пять лет после трагической гибели ученого в его деле появился, наконец, первый обвиняемый.

В декабре 2011 года Следственное управление СК РФ по городу Москве предъявило обвинение старшему оперуполномоченному, капитану ОМСН Сергею Даньшину.

Вмешательство «Общественного вердикта»

Но тут дело вновь забуксовало, и лишь в июне 2013 года, благодаря активной работе адвоката «Общественного вердикта» Андрея Саратовского, Управление по расследованию особо важных дел ГСУ СК России по Москве завершило таки следствие, вновь предъявив Даньшину обвинение в превышении должностных полномочий, с применением насилия, повлекшем тяжкие последствия.

Следствие на тот момент курировалось заместителем председателя Следственного комитета РФ В. И. Пискаревым, который на личном приеме заверил мать Кирилла, что поддерживает обвинение. Но приговора она так и не дождалась.

Убийство как работа

Отчаявшись обивать в поисках справедливости пороги судебных, следственных органов и прокуратуры, родители Кирилла написали письмо тогдашнему президенту России Дмитрию Медведеву. В нем мать убитого, Валентина Николаевна, рассказала о трагедии, случившейся в квартире сына. А еще о том, что комплексная судебно-медицинская экспертиза с участием ведущего нейрохирурга Москвы засвидетельствовала факт смерти от тяжких ЧМТ, нанесенных тупым предметом по голове. И о том, что руководитель следственного управления на приеме сказал ей напрямую: «Ребята выполняли свою работу». То есть убийство Кирилла было «работой ОМСН».

Мать погибшего была шокирована и возмущена таким неприкрытым цинизмом, ведь ее сын не был преступником и, тем более, его не приговаривали к смертной казни. А работой полиции была всего лишь помощь психиатрам в госпитализации ее сына.

Обращение к Президенту и в ЕСПЧ

«Не видя выхода, мы обратились в Европейский суд, который принял решение о приоритетном рассмотрении нашего дела. Я обращаюсь к вам, Дмитрий Анатольевич, с последней надеждой о восстановлении справедливости. Право на жизнь — это высшее право, которое было отнято у моего сына», — писала мать президенту. Но ответа так и не дождалась.

В январе 2014 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), рассмотрев дело, признал, что Россия нарушила две статьи Европейской конвенции по правам человека: «право на жизнь» (Статья 2 ЕКПЧ) и «право на эффективное средство правовой защиты» (Статья 13 ЕКПЧ) — и обязал выплатить родителям Кирилла Щиборща 49 тысяч евро компенсации.

На тот момент дело безуспешно находилось на рассмотрении московских следственных органов уже 8 лет.

Борьба продолжается

В апреле 2015 года юрист правозащитного фонда «Общественный вердикт» Захар Жуланов обратился с жалобой на имя Генерального прокурора России Юрия Чайки по поводу 11-го прекращения дела, после чего скандальное решение было отменено. Но новые и новые попытки добиться обвинительного заключения спецназовцу, участнику боевых действий в Чечне, все так же наталкиваются на непробиваемую стену правоохранительной машины.

Очередное обвинение Даньшину предъявили в феврале 2017 года, и в июне оно было вновь отклонено.

Дело о гибели Кирилла Щиборща расследуется уже 11 лет. За это время собрано более 20 томов документов, а Даньшина несколько раз признавали виновным. Но ни это, ни кураторство высших должностных лиц так и не привело к обвинительному заключению.

Тем не менее, «Общественный вердикт» будет продолжать борьбу и добиваться справедливого расследования дела на национальном уровне.

Российский суд должен вынести объективный приговор сотруднику правоохранительных органов, который превысил свои должностные полномочия и совершил убийство.

Андрей Гальчук