Еще не проигранная жизнь Мурата Борлакова

В избиении Мурата, по данным следствия, участвовало до 11 полицейских уголовного розыска.

Задержанные друзья Мурата на суде подтвердили — Борлакова избивали и пытали, при этом его оскорбляли и угрожали убить.

Задержание

Жителя Карачаево-Черкесии 26-летнего Мурата Борлакова с двумя друзьями полицейские задержали солнечным морозным днем 3 февраля 2014 года.

Было очевидно, что причина задержания — конфликт, случившийся ранее между Борлаковым и начальником полиции Мамчуевым.

В отделении закованного в наручники Мурата подняли на третий этаж. В коридоре, как установило следствие, его встретил начальник уголовного розыска Каракетов.

Удары посыпались внезапно — руками, ногами, затем резиновой дубинкой. К начальнику присоединились и его помощники.

Продолжался этот кошмар около часа. Даже прикрываться от ударов Мурат не мог — его руки были скованы за спиной.

Его бросили в служебный кабинет. Здесь он и умер буквально через несколько минут.

Защитник Дмитрий Егошин

Удивительно, что приговор был отменен.

Поддержать работу

Заметая следы убийства

Испугавшись последствий, опера попытались скрыть убийство — вызвали «скорую», а в отделении заблокировали все окна, двери и объявили план «Крепость» (предусмотренный на случай вооруженного нападения). Посторонних в здание не пускали, уничтожив тем временем все записи с видеофиксаторов (экспертиза показала, что диск с записями был «поврежден механически», т.е.— разбит). А прибывших врачей Каракетов попытался заставить забрать труп Борлакова и представить дело так, будто тело они нашли на дороге. Медики отказались от предложения.

Позже судмедэкспертиза зафиксировала у Борлакова травмы, не совместимые с жизнью: ушибы сердца, легкого, почек и других внутренних органов, а также обширные кровоподтеки лица и спины, множественные травмы конечностей.

Мы добиваемся:

  • Объективного и всестороннего расследования уголовного дела
  • Вынесения справедливого приговора в отношении подсудимых.

Следствие и суд

Полицейским предъявили обвинение «в превышении полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть задержанного». Тем не менее, даже с такой формулировкой прокурор потребовал приговорить к разным срокам заключения — от 10 до 15 лет колонии строгого режима — начальника отдела угрозыска ОМВД по Усть-Джегутинскому району Мурата Каракетова, начальника отдела полиции Расула Мамчуева, оперуполномоченных Асхата Лайпанова и Казбека Батчаева, а также врио оперуполномоченного Таулана Айбазова.

Все они свою вину отрицают. Откуда взялся в их кабинете забитый до смерти человек — не представляют, подробностей того дня не помнят.

Увлеклись избиением, забыв о свидетеле

Однако у стороны обвинения оказался свидетель с хорошей памятью.

«Они так увлеклись избиением Мурата, что позабыли об ожидавшем допроса. Ему удалось сбежать, и пришлось скрываться: опера неоднократно приезжали домой, выбивали двери, старались выследить и заставить молчать. Но он связался с нами и рассказал обо всем, что видел в тот день в полицейском отделении. После этого мы помогали ему прятаться», — признался Алимагомед, дядя Мурата Борлакова.

Свидетель, о котором говорит дядя Мурата, — Сослан Жигунов, задержанный вместе с Борлаковым и бывший непосредственным очевидцем его убийства. Именно он дал исчерпывающие показания, полностью доказывающие вину подсудимых. На Жигунова оказывалось давление, ему предлагали взятки, угрожали, обещали расправиться с семьей. Суд вынужден был предоставить ему охрану по программе защиты свидетелей. Сослан Жигунов 20 декабря 2016 года умер.

Об угрозах заявляли также свидетель обвинения Мурат Абайханов и родственники Борлакова.

Причина убийства Борлакова

«Мурат был спокойным и неконфликтным человеком, — рассказал дядя Борлакова Алимагомед. — Но местной полиции — словно кость в горле, ведь те крышуют поставки в район и республику наркотического препарата «Лирика». Его без рецепта продавали в аптеке в двух шагах от местного РОВД. Всем это известно, сюда даже из Чечни наркоманы закупаться приезжают. А аптека эта принадлежит жене одного из оперативников».

Согласно «народной» версии, Мурат с друзьями в тот день пришел в аптеку, выкупил всю «Лирику» и уничтожил ее здесь же, на улице, прямо у порога. Тогда хозяйка позвонила мужу-оперативнику, и все завертелось…

Задержаны ли виновные?

«Избивали они моего племянника всем отделением. Но убийцы все еще на свободе. Ведь из одиннадцати подозреваемых, задержанных на этапе предварительного следствия, на скамье подсудимых оказались лишь пятеро, и только трое из них задержаны», — говорит дядя Борлакова.

Так же считает и отец убитого Солтан Борлаков: «Убийцы и сейчас ходят на работу, получают зарплату. Есть свидетели, которые рассказали о случившемся, но дело всячески затягивают, экспертизы начали делать только через несколько месяцев. Даже этих троих арестовали только тогда, когда мы перекрыли трассу «Черкесск — Домбай».

К слову, тогда к митингующим приехал министр внутренних дел республики Казимир Боташев, который дал слово офицера, что виновных накажут по всей строгости. Прибыли с ним и представители СКР региона, которые также заверили, что возьмут расследование уголовного дела под свой личный контроль.

Оборотни в погонах

В ходе расследования выяснились и другие моменты. Оказалось, что в Изобильненском районе Ставрополья расследуется дело, где пятерка подследственных фигурирует в роли участников рейдерского захвата одного из хозяйств хутора Козлов.

В конце мая в Ставропольском крае начался другой судебный процесс по делу, где одним из обвиняемых в превышении должностных полномочий и многомиллионном хищении проходит задержанный начальник уголовного розыска Усть-Джегутинского РОВД Мурат Каракетов. Интересы потерпевших там также представляет «Общественный вердикт».

Каракетов, а также его подчиненный Эбзеев ранее проходили по делу о причастности к разбойному нападению на предприятие в Изобильненском районе Ставрополья, подозревались в похищении человека, пытках, краже скота. Расследование в Ставропольском крае было приостановлено до вынесения приговора по делу Мурата Борлакова.

Дело в отношении Каракетова суд вернул в прокуратуру на дополнительное расследование. В рамках следствия Общественный вердикт добиваться соединения уголовных дел в отношении Каракетова и Эбзиева в одно производство. Ранее дела по обвинению Каракетова и Эбзиева были разделены на два, несмотря на то, что преступление они совершали совместно, с одним умыслом, в одном месте. Разделение дел сделало обоих свидетелями – Каракетова в деле Эбзиева, а Эбзиев – по делу Каракетова. Они перестали быть соучастниками по преступлению в группе лиц по предварительному сговору.

После года судебной волокиты

Следствие по делу было завершено больше года назад. Но с марта 2016-го суд никак не мог вынести приговор убийцам, вина которых ни у кого не вызывает сомнений.

В итоге, по решению местного суда срок — 7 лет колонии строгого режима — получил лишь Асхат Лайпанов, который, по свидетельству очевидцев, в смерти Мурата виновен меньше других. Адвокат потерпевшей стороны Павел Мишарин рассказал, что главные виновники смерти Борлакова — Каракетов и Батчаев.

Но остальные убийцы были оправданы и получили право на реабилитацию. Это значит, что они вернутся в органы и продолжат свою «деятельность». Более того, могут требовать с государства компенсацию «морального вреда» и заработную плату за все три года уголовного преследования. Начальник угрозыска Каракетов и начальник полиции Мамчуев были освобождены прямо в зале суда.

В июне 2017 года Общественный вердикт добился отмены оправдательного приговора основным фигурантам преступления и будет дальше бороться за справедливое решение в деле.

 Андрей Гальчук