Дело Евгения Панченко

Дело Панченко для «Общественного вердикта» началось 2 сентября 2013 года, когда к нам обратилась мать братьев Евгения и Олега — Нина Алексеевна.

Она рассказала, что сыновей незаконно арестовали и осудили за целый ряд преступлений, в том числе и тяжких, которых они не совершали. При этом сотрудники милиции неоднократно нарушали закон, пытали Евгения и издевались над ним.

В итоге, оба брата получили длительные сроки заключения, Евгений — 24 года. Дело было очень серьезным, пришлось изучать его материалы и восстанавливать цепочку событий с самого начала.

Задержание и пытки в больнице

Братьев Олега и Евгения арестовали весной 2010 года в Барнауле — по подозрению в убийстве двух сотрудников милиции 6 декабря 2009 года. При их задержании квартиру взяли штурмом, в ходе которого Евгений совершил попытку самоубийства путем самоповешения. Ворвавшиеся в квартиру правоохранители вытащили его из петли и отвезли в больницу. Здесь он пролежал с 16-го по 19-е апреля, прикованный к кровати наручниками.

 

Стоит отметить, что Олегу Панченко совершение данного преступления в итоге вменено не было. Однако его все равно осудили за другие якобы совершенные преступления.

 

О том, что происходило с ним в это время, Евгений рассказывает так: «17 апреля я вышел из комы и обнаружил себя в реанимационной палате, а уже 18-го пришел подполковник милиции Виталий Греков и на руках перенес меня из реанимации в отдельную палату, так как ходить я не мог».

Однако делал это замначальника по линии угрозыска ОРЧ №1 при ГУВД по Алтайскому краю вовсе не из соображений заботы. В палате Греков с помощниками пристегнул Евгения наручниками за руки и ноги, туго стянув их, чтобы причинить боль и страдания. От Панченко потребовали признаться в совершении преступления. Когда он отказался, подручные Грекова стали душить его полотенцем.

«Не советую упрямиться, — предупредил Греков едва пришедшего в себя Евгения. — В больнице ты уже записан как мертвый. Сам понимаешь, что может случиться, если не согласишься». Чтобы беззащитный Евгений стал более сговорчивым, его снова душили до потери сознания, потом приводили в чувство и избивали. Панченко не желал писать под диктовку никаких признаний. Тогда Греков обмотал полотенце ему вокруг шеи и резко рванул за один из концов. Евгения пронзила адская боль, и он вновь потерял сознание…

Защитник Яков Ионцев

Ситуация вытекает из конфликта внутри группировки, в которой, похоже, участвовали сотрудники милиции.

Поддержать работу защитника

Мы добиваемся:

  • Проведения полного всестороннего расследования
  • Взыскания компенсации в ЕСПЧ

Два дня подряд над Евгением Панченко издевались, пытали и избивали, пока несчастный не согласился подписать все, что требовал Греков.

Заключение под стражу и экспертиза

19-го апреля Евгения заключили под стражу, а 20-го он был подвергнут судебно-медицинской экспертизе, которая зафиксировала ряд телесных повреждений. Помимо последствий самоповешения, были обнаружены множественные кровоподтеки и ссадины по всему телу, а также следы от наручников на запястьях и щиколотках. В соответствии с заключением эксперта, все эти повреждения были нанесены ему в течение 3–5 суток до осмотра, т. е. в период, когда Панченко находился в больнице. Рывок обмотанного вокруг шеи полотенца привел к частичному разрыву левой дельтовидной мышцы.

Новые избиения

Следует особо отметить, что официально задержан и помещен в ИВС г. Барнаула Панченко был лишь 19 апреля. Т. е. все эти повреждения и травмы были нанесены ему еще до формального задержания следователем. Сотрудники милиции не имели права в этот период использовать в отношении него наручники, что само по себе уже является преступлением (ч. 3 ст. 286 УК РФ). Что уж говорить про избиения и пытки.

Однако эти процессуальные «тонкости» вовсе не испугали пытавших его сотрудников милиции. В период с 22 по 24 апреля Греков приходил к нему снова, теперь уже в камеру, и снова избивал, чтобы Евгений не отказался от выбитых ранее показаний.

 

4 мая Евгения перевели в СИЗО, где сотрудники также зафиксировали у него множественные кровоподтеки, ссадины и прочие травмы — следы избиений и пыток.

Комментарий  Якова Ионцева: «Право на применение наручников не связано с задержанием в порядке ст. 91 УПК. В данном случае незаконным применение наручников делает временной разрыв между фактическим задержанием при штурме и формальным задержанием».

Судебные коллизии

Несмотря на все вышеизложенное, барнаульские суды отказались удовлетворить жалобы представителя Панченко — юриста «Общественного вердикта» Якова Ионцева на отказ в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлениях — пытках, которым сотрудники милиции подвергли Панченко.

И если суд непоколебимо стоит на защите интересов нечистоплотных и преступных «правоохранителей», позабыв об обязанности рассматривать судебные дела объективно и непредвзято, то сотрудники «Общественного вердикта» продолжают отстаивать интересы братьев Панченко, которые , не будем забывать, находятся сейчас за решеткой по совершенно необоснованным обвинениям. Которые подверглись бесчеловечному и унизительному обращению, избиениям и пыткам. Которые были вынуждены оболгать себя, и отбывают чудовищные сроки за несовершенные преступления. Но которые при этом не теряют надежды на восстановление справедливости и на нашу помощь в этом непростом деле.

Текст: Алексей Гальчук

Фото: Фонд «Общественный вердикт»