Без видимых признаков боли. Дело Мардироса Демерчяна

Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному и унижающему достоинство обращению – говорится в Европейской конвенции по правам человека.

Россия подписала этот документ и обязалась строго выполнять его требования, в том числе расследовать все случаи насилия в органах правопорядка.

Возможно ли будет в нашей стране вести расследование пыток в полиции? Это зависит, в том числе, от того, чем закончится дело Мардироса Демерчяна.

Строитель Олимпиады

В марте 2013-го вся страна жила подготовкой к зимней Олимпиаде. Сочинцы надеялись, что деньги, вложенные в город, сделают их жизнь немного лучше. Мардирос Демирчян из села Веселое Адлерского района Сочи рассчитывал хорошо заработать, устроившись на строительство дома для олимпийских волонтеров.

Отцу четырех детей пообещали платить 1500 рублей в день, чему он был несказанно рад.

Постепенно выплаченный аванс закончился, а обещанной зарплаты всё не было. Мардирос продолжал работать, но постепенно понял, что платить ему не собираются. Тогда он стал настойчиво требовать зарплату, что привело к конфликту с руководством и увольнению.

Спустя месяц ему позвонил представитель бывшего нанимателя и попросил поскорее приехать на стройку.

Мардирос обрадовался, что ему наконец-то заплатят.

На стройке его ждали несколько сотрудников ОВД Блиново, которые заявили, что Демерчян подозревается в краже кабеля. Демерчяна  задержали и повезли на какой-то склад, где полицейские потребовали, чтобы Мардирос написал явку с повинной. При этом ему намекнули, что дела о краже может и не быть, если он перестанет требовать свою зарплату.

Демерчян отказался признаваться, и тогда его стали избивать.  Чтобы не оставлять следов на теле жертвы, полицейские надели на руки боксерские перчатки.

Били пока Мардирос не потерял сознание, потом ему дали прийти в себя и снова стали бить. Демерчян продолжал упорствовать.

Тогда в дело пошли более изощренные методы следствия: кто-то принес пожарный лом и презерватив.

Защитник Яков Ионцев

В этой истории один забавный эпизод: как Мардирос выносил на пояснице "сотни метров кабеля"...

Поддержать защиту

Мы добиваемся

  • оправдательного приговора в отношении к Мардиросу по делу о ложном доносе.
  • привлечения к ответственности сотрудников полиции.
  • выплаты  компенсации Мардиросу.

Метаморфозы следователя

В ОВД Блинов Мардироса доставили только на следующий день и с уже подписанным чистосердечным признанием. Свидетели, видевшие его в этот момент, вспоминали, что выглядел задержанный “помято”. Вскоре Демерчяна пришлось экстренно госпитализировать. Врачи диагностировали у Мардироса сотрясение мозга, выбитые зубы, ушиб грудной клетки, а также записали жалобы на боли в животе и заднем проходе. После дополнительного обследования у него нашил гематомы печени, заживающие трещины прямой кишки и панкреатит – все травмы  носили явно выраженный механический характер.

Когда Мардирос смог выйти из больницы, он обратился в местный Следственный комитет, заявив, что подвергся пыткам в полиции.  Следователю хватило нескольких недель, чтобы разобраться в случившемся и вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на сотрудников полиции.

В тот же день тот же следователь завел дело против самого Демерчяна за заведомо ложный донос.

Обвинения и суд

Мардирос заявил, что после задержания его избили и надругались. Полицейские это категорически отрицали и даже прошли тест на полиграфе. При этом никто из них не утверждал, что Демерчян был задержан уже с выбитыми зубами, сотрясением мозга и травмой прямой кишки.

Прокурор пытался убедить суд, что:

  • гематомы печени и посттравматический панкреатит, возникли у Мардироса оттого, что он, возможно, съел что-то острое,
  • трещины прямой кишки появились из-за жесткого стула,
  • а зубы он вполне мог выбить себе сам.

Этих доводов оказалось достаточно, чтобы в декабре 2014 года Адлерский районный суд Сочи признал Демерчяна виновным в заведомо ложном доносе, приговорив к 300 часам обязательных работ.

В апреле 2015-го защите удалось добиться отмены приговора в Краснодарском краевом суде. Адвокаты сослались на огромное количество нарушений, допущенных в ходе судебного разбирательства. Отрицать это не мог даже прокурор, участвующий в апелляционных слушаниях. Он также высказался за то, чтобы дело Демерчяна было возвращено на новое расследование.

Если человека обвиняют в ложном доносе, необходимо доказать, что он умышленно сообщил органам правопорядка сведения, которые изначально не соответствуют действительности.

В отсутствие потерпевшего

Получив дело обратно, следствие думало не долго и повторно выдвинуло против Мардироса обвинение в ложном доносе, но в этот раз добавив к составу преступления еще и кражу кабеля. Сторона защиты сразу же поставила под сомнение сам факт кражи, потому что в материалах расследования не было никаких доказательств. Зато в деле было полным-полно документов, полученных следователем в нарушение закона и, что самое важное, как раз от тех полицейских, которых Демерчян обвинял в пытках.

Необъяснимым образом уже после «явки с повинной» в деле появилось заявление о краже кабеля. Потом следствие долго не могло найти самого потерпевшего – руководителя компании «Даурия-строй». Когда его всё-таки разыскали, им оказался курьер из Москвы, у которого несколько лет назад украли паспорт и теперь на него оформлено еще 66 фирм. На суде он рассказал, что никакого отношения к строительству не имел, директором никаких фирм никогда не был, а заявление на Демерчяна написал после того, как к нему приехали из Сочи полицейские и заставили его подписать какие-то бумаги.

При этом и судья, и прокурор неоднократно хотели продолжить рассмотрение дела без участия потерпевшего, и только адвокат “Общественного вердикта” Александр Бойченко (скончался 1 сентября 2017 г. скончался от сердечного приступа. Все эти годы Александр защищал Мардироса Демерчяна) смог настоять на  допросе Мардироса. Его усилиями в суд спустя несколько лет впервые был вызван в качестве свидетеля и Самвел Пашьян (представитель работодателя), пригласивший Мардироса на стройку в день его задержания.

«Я никуда по факту кражи кабеля не обращался. В полицию не звонил и не писал. Пропадал ли кабель – я вообще не знаю», – заявил на суде Пашьян.

За четыре года дело так и не расследовано, и никто из должностных лиц не понес наказания, несмотря на постановление Верховного суда в октябре 2016 о возобновлении расследования «ввиду новых обстоятельств».

Опасный прецедент

В 2015 году Европейский суд по правам человека приступил к рассмотрению жалобы Демерчяна. ЕСПЧ попытался получить у России почасовой отчет о том, что происходило с Мардиросом после его задержания полицейскими, так как неоднократно декларировал, что в это случае власти несут полную ответственность за жизнь и здоровье задержанного. Ответ России состоял из пересказа обвинительного заключения.

Судебный процесс над Демерчяном по обвинению в ложном доносе продолжается уже четыре года. Если Демерчяна вновь осудят  за “ложный донос на полицейского”,  такое решение сочинского суда будет иметь опасное прецедентное значение для всей страны, поскольку с этого момента любой пострадавший человек не раз подумает, прежде чем жаловаться на пытки в полиции, теперь самого потерпевшего могут автоматически обвинить в ложном доносе.

В деле Демерчяна следствие не нашло ничего более «правдоподобного», чем выдвинуть версию, о том, что Мардирос, обмотавшись проводами, вынес под курткой, (напомним, тогда в Сочи было жаркое лето), 500 метров кабеля.

Жизнь после пыток

Уже пять лет Мардирос боится выйти из дома, опасаясь мести тех полицейских.

Уехать он не может, потому что находится под подпиской о невыезде.
Состояние здоровья, подорванного пытками, не позволяет найти работу.

Его семья бедствует, живя на пособие по многодетности. В ближайшем магазине им пока еще выдают продукты в долг, но он уже превысил 100 тысяч рублей. Как возвращать деньги, семья не знает.

Фонд «Общественный вердикт» оказывает Мардиросу безвозмездную юридическую помощь. Но, к сожалению, этого недостаточно.

Мы просим каждого, кто в силах помочь его семье, пожертвовать любую сумму.

Михаил Кенегесов