Loading posts...
  • Не-одиночество Марины Рузаевой

    Я их до сих пор боюсь, — вспоминает об этом жутком вечере Марина. — Но я им это не собираюсь спускать с рук. 

    Я знаю, что вот если сейчас смолчу, они приведут следующего. Будут снова бить, унижать, издеваться.

    Они считают себя безнаказанными. Но они не понимают, что я не одна.

  • Адская майская ночь Андрея Лукьянова

    Обычный москвич, Андрей Лукьянов всего лишь некстати оказался 22 мая 2012 года в районе Кудринской площади.

    Этого оказалось достаточно, чтобы в одночасье обычный беззаботный майский вечер превратился для него в адскую ночь в камере полицейского участка.

  • Еще не проигранная жизнь Мурата Борлакова

    В избиении Мурата, по данным следствия, участвовало до 11 полицейских уголовного розыска. Задержанные друзья Мурата на суде подтвердили — Борлакова избивали и пытали, при этом его оскорбляли и угрожали убить.

  • Последняя «скорая помощь» в жизни Кирилла Щиборща

    Я обращаюсь к вам, Дмитрий Анатольевич, с последней надеждой о восстановлении справедливости. Право на жизнь — это высшее право, которое было отнято у моего сына.

  • «Ирония судьбы» Алексея Пастухова

    Алексею Пастухову не повезло дважды.
    Первый раз, когда пьяный он случайно позвонил в чужую квартиру, перепугав жильцов.
    Второй – когда полицейские, доставившие его домой, не смогли зайти в подъезд, потому что не работал домофон.
    Тогда они отвезли задержанного в отделение трезветь до утра.
    Домой Алексей вернулся спустя два месяца инвалидом 1-й группы.

  • Без видимых признаков боли. Дело Мардироса Демерчяна

    Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному и унижающему достоинство обращению – говорится в Европейской конвенции по правам человека.
    Россия подписала этот документ и обязалась строго выполнять его требования, в том числе расследовать все случаи насилия в органах правопорядка.
    Возможно ли будет в нашей стране вести расследование пыток в полиции? Это зависит, в том числе, от того, чем закончится дело Мардироса Демерчяна.

  • Желание жить Сергея Лыкова

    9 сентября 2009 года Сергея Лыкова с приятелем сотрудники милиции доставили в оперативно-розыскную часть № 6 ГУВД по Воронежской области — якобы добровольно, «для беседы».
    Эта непредвиденная беседа стала последней в жизни молодого 24-летнего парня.

  • Мужество и стойкость офицера Рахаева

    Ранним утром 13 октября 2005 года двести вооруженных людей напали на отделения полиции Нальчика.
    В тот день молодой оперативник Руслан Рахаев пришел на работу в штатском. Это позволило бы ему затеряться среди гражданских и спастись – боевики стреляли по людям в форме. Но вместо этого он попытался помочь раненым сослуживцам. Вытаскивая контуженного коллегу из-под огня, Руслан понял, что двери в здание ОВД заблокированы, и он остался в одиночку против восьми боевиков. Завязался бой. Четверых из них Рахаев застрелил. Как ему это удалось, он так до конца и не понял: «Я бегал быстрее, я думал быстрее», – потом вспоминал Руслан. Но его история о мужестве и стойкости совсем иного рода.

  • Дело Валерия Федорова

    Валерия Федорова внезапно задержали в апреле 2012 года, доставили в ОВД г. Юбилейный и обвинили в кражах из нескольких частных домов.
    Поводом для такого заключения стали отпечатки пальцев Валерия, обнаруженные на внешней стороне стекол одного из зданий.
    Оперативники заявили Федорову, что он находился в розыске с 2010 года, и потребовали написать явку с повинной по всем эпизодам дела.

  • Дело Руслана Вахапова

    В феврале 2013 года в «Общественный вердикт» обратился житель Иркутска Владимир Базилевский, который рассказал, что в 2011 году сотрудники правоохранительных органов незаконно его задержали и с помощью пыток электрическим током вынудили его сознаться в преступлении, которого он не совершал.